Главная >  Ресурсы > Россия в Первой мировой войне > Интернет-конференция  > Деятельность союза обществ попечения об учащихся детях г. Москвы в годы Первой мировой войны (Е.А. Ефимова)

Деятельность союза обществ попечения об учащихся детях г. Москвы в годы Первой мировой войны

Е.А. Ефимова, к.пед.наук,
Московский городской Дворец детского (юношеского) творчества,

зав.кабинетом хранения и обработки фондов музея истории детского движения
ea-efimova<at>yandex.ru

 

В начале XX в. в нашей стране возрос общественный интерес к педагогическим проблемам, шел поиск новых путей, методов, средств, приемов работы с детьми. Общественно-педагогическое движение Москвы дало немало положительных примеров этой деятельности. Одной из крупных и разветвленных педагогических организаций стали действовавшие с 1910 г. при материальной поддержке Московской городской думы районные Общества попечения об учащихся детях г. Москвы.

История их многоаспектной деятельности еще не написана. Нам удалось найти только одну работу, посвященную этому вопросу, где описаны формы работы районных Обществ, а затем — Союза Обществ[1]. Между тем, любой из аспектов работы Обществ (библиотеки, детские площадки, детские клубы, летние детские колонии, организация очагов), а также взаимоотношения их с Московской городской думой достойны отдельного освещения.

Источником для работы над темой стали опубликованные отчеты районных Обществ и Союза обществ, публикации в отделе «Народное образование» журнала «Известия Московской городской Думы», а также справочник «Вся Москва» за соответствующие годы.

Общества попечения об учащихся детях г. Москвы, эти новые внешкольные учреждения ставили перед собой гуманные, довольно общо сформулированные цели: «попечение об улучшении умственного, нравственного и физического состояния учащихся» до 15 лет. Во исполнение целей ставился ряд конкретных задач просветительского и социально-педагогического характера. «[Общество] …заботится о снабжении их одеждой и обувью, о доставлении им горячей пищи, медицинской помощи и возможности проводить некоторое время в деревне. Организовывает игры и физические упражнения на открытом воздухе, заботится об улучшении помещений, в которых детям приходится жить и учиться. ... Устраивает собрания детей и детские праздники и также организует с особого на то разрешения общественные игры…». Также ставились задачи: принятие возможных мер к искоренению из детской среды вредных шалостей и пороков, защита детей от эксплуатации, борьба с детской нищетой; забота о снабжении детей книгами, содействие школе в просветительской работе, устройство библиотек, экскурсий, «собрания детей для изучения ремесел, для занятий искусством»[2].

К 1914 г. в столице успешно действовало 13 районных Обществ попечения об учащихся детях: в Басманном, Бутырском, Замоскворецком, Крестовском, Лефортовском, Миусском, Пресненском, Пречистенско-Хамовническом, Рогожском, Сокольническом, Сухаревском, Сущевском, Тверском районах[3]. По сведениям, представленным городской управой, основной контингент детей составляли учащиеся городских начальных школ и средних ремесленных училищ, младшие подростки. «Большинство детского населения города Москвы так или иначе пользовалось теми или другими учреждениями какого-нибудь Общества попечения об учащихся детях»[4]. Действовали клубы (в помещениях при училищах, при библиотеках), площадки для игр (на территории училищ и на участках, предоставленных городом), детские библиотеки-читальни и кружки рассказчиков при библиотеках, катки, детские сады и очаги, летние колонии и полуколонии (выездные мероприятия с проживанием за городом круглосуточно или с возвращением детей домой вечером; последние носили также название «загородные станции»[5]), детские амбулатории и столовые[6]. Кадры педагогов были как оплачиваемые, так и добровольные. Общества развивали свою деятельность на средства, поступающие от родителей детей и на благотворительные взносы, а также при определенной финансовой поддержке Московской городской думы.

Год 1914 стал, как и для всей страны, для многих благотворительных и общественных организаций переломным «вследствие наступления великой войны»[7]. Многие клубы и игровые площадки были закрыты или перемещены на другие территории, потерпев при этом ущерб. Так, при клубе Общества попечения об учащихся детях Пречистенско-Хамовнического района «Наш уголок» весной и летом 1914 г. силами детей был создан огород, где у каждого клубиста была своя грядка, а цветник был общий. Но «началась война; в Пушкинском училище был постой солдат, и огород погиб»[8].

Педагоги-мужчины были призваны в действующую армию, их место заступили женщины; «большинство активных работников оказалось занятыми по мероприятиям, вызванным войной»[9]. Отчеты о посещениях детских игровых площадок, опубликованные в «Хронике деятельности Московского городского управления по народному образованию» дают характерную информацию: 1912 г. 65.760 посещений, 1913 г. 69.935 посещений, 1915 г. 128.208 посещений, «сведений за 1914 г. не имеется, так как трое из руководителей играми были внезапно призваны на войну и не успели вследствие этого дать отчет о деятельности площадок»[10].

Изменились и состав воспитанников, мальчиков-подростков родители часто отправляли в деревни для помощи в сельскохозяйственных работах взамен мобилизованных взрослых работников.

Дети сплотились вокруг клубов и площадок. Весьма ценной и патриотичной представляется инициатива группы старших девочек Бутырской игровой площадки: «...играть с малышами еще больше, чтоб облегчить заботы матерям»[11].

Велась также посильная борьба с детской преступностью, с беспризорностью, с другими неизбежными спутниками войны.

Претерпел изменения контингент детей, посещающих площадки для игр, появились беспризорники[12], в работе с которыми нужны были особые подходы. «... мальчик-анархист получает на площадке нечто устойчивое, такое, что он может и хочет ценить, и что, он видит, нужно ценить. Это свободный договор игры, согласие исполнять те правила, которые сам себе поставил, это ограничение злой воли, своего произвола, самодурства, подчинение законности, установление справедливости и проведение ее в ту жизнь, которая сейчас более всего интересует мальчика. Отсюда шаг дальше и вывод – научись хорошо играть, научись быть справедливым в самой для тебя интересной жизни, и в будущей жизни ты перенесешь это сознание необходимости быть везде добрым и справедливым»[13].

Возникали трудности материального порядка: «железные дороги по случаю войны не особенно охотно предоставляли экскурсантам поезда, и массовые поездки по железной дороге удавались с трудом»[14]. Введение военного налога и рост цен на продукты в связи с войной усложнили организацию питания детей на экскурсиях[15]. Тем не менее, когда в обстановке войны возросла необходимость в расширении масштабов деятельности детских столовых, необходимые меры были приняты и средства изысканы. В каждом районе была организована бесплатная столовая для детей призванных на войну (в 13 районах 14 столовых, прикреплено 1797 детей), в которых за 1914-1915 гг. было выдано 431 900 обедов[16].

Реалии жизни столицы воюющей страны отмечены в отчете Сокольнического Общества попечения об учащихся детях, где мальчики «увлеклись военными упражнениями солдат, которые часто повторяются на улицах. Эти последние дети проводили около солдат целые дни, выслушивая иногда не только неуместные шутки, но и крепкие словечки. Явление это, конечно, не желательное, и наша обязанность была заинтересовать их на площадке тем же, что они видели у солдат, т. е. гимнастикой и военным строем»[17].

«Организация Обществами попечения очагов» для детей дошкольного и школьного возраста «была вызвана исключительно обстоятельствами военного времени»[18] чтобы дать возможность матерям работать. В 1914 г. в большинстве районов на пожертвованные средства комиссиями по дошкольному воспитанию районных Обществ попечения были созданы очаги для детей запасных. Впоследствии практика была перенесена и на детей младшего школьного возраста, обучающихся как в первую, так и во вторую смены. В отчетах подчеркивается настоятельная необходимость организации очагов как в военное, так и в мирное время, что явится «началом сети учреждений дошкольного воспитания»[19].

Традиционные формы работы Обществ не были отринуты в непростое военное время: проходили праздники, елки, детские спектакли и концерты[20]. За 1914-1915 гг. всеми 13 Обществами было устроено 20 колоний и полуколоний для 1043 детей[21], зимой продолжали действовать бесплатные катки[22]. В Басманном, Замоскворецком и Рогожском Обществах попечения летом 1915 г. проводились летние занятия с детьми, желающими по окончании городского училища поступить в школу повышенного типа; занятия пользовались большими спросом, финансирование шло за счет средств родителей[23].

 К обычным клубным занятиям лепке, выпиливанию, рисованию и пр. в военное время прибавилось, например, катание бинтов для раненых[24]. В библиотеках при районных Обществах регулярно раз или два раза в неделю продолжали устраиваться чтения и беседы с демонстрацией теневых картин или стенных таблиц. «Во время войны детям читалось что-нибудь о современных событиях»: «Наши друзья и враги», «О Бельгии», «О Турции», «О Франции», «О войне вообще и в частности о современной»[25].

Вот характерное свидетельство, мгновение времени. Весной 1915 г. традиционный весенний праздник Пресненского Общества попечения проходил на Воробьевых горах. Дети шли к перевозу через Москву-реку через Девичье поле, где находилось много медицинских учреждений. «… Дорогой мы часто останавливались перед большими лазаретами и кричали нашим раненым солдатикам: «ура», а они нам отвечали и махали платками», писала одна из юных участниц праздника. Детские праздники, отмечено в отчете товарища председателя Союза Обществ попечения (Н.В. Чехова – см. ниже), «создают у детей бодрое и веселое настроение, отражающееся на всей их жизни. Это последнее обстоятельство заставило многие Общества не прекращать устройства таких праздников и в настоящее тяжелое время»[26].

Продолжала развиваться организационная составляющая работы Обществ попечения об учащихся детях: именно в 1914 г. они объединились в Союз. Устав Союза зарегистрирован 16 января 1914 г.[27]; Учредительное собрание Союза прошло 19 мая 1914 г.[28] Так, несмотря на тяготы военного времени, проявилась своеобразная положительная инерция, заложенная в гуманистической направленности деятельности Обществ. «Работа Союза, констатировал Н.В. Чехов, началась при исключительных обстоятельствах военного времени, когда жизнь выдвинула на очередь целый ряд новых задач; потребовались очаги и столовые для детей запасных и лиц, так или иначе пострадавших от войны, но наряду с этим потребовалось и усиление забот об общем воспитательном воздействии на все детское население, на котором впечатления войны отзывались очень неблагоприятно во многих отношениях»[29].

Структура Союза Обществ попечения об учащихся детях во многом отвечала сложившимся довоенным направлениям работы Обществ: Справочное бюро по внешкольному воспитанию и образовательной деятельности (см. ниже), Клубная комиссия (созданы в 1914 г.), Библиотечная комиссия, Очаговая комиссия (созданы весной 1915 г.), Комиссия по устройству площадок для детских игр, Комиссия рассказчиков, Экскурсионная комиссия (созданы во второй половине 1915 г.)[30]. «Союз должен развивать свою деятельность в этом направлении так же, как он делал бы это в обычное мирное время»[31]. Многие структурные подразделения в 1914 г. приостановили свою работу: «вспыхнувшая война выдвинула другие интересы, и Комиссия [по клубной работе] возобновила свою работу лишь 23 февраля 1915 г.»[32]

Правление Союза Обществ попечения (председатель — князь Михаил Владимирович Голицын, товарищ председателя — видный деятель внешкольного образования Николай Владимирович Чехов) располагалось по адресу: Арбат, 21, в помещении 3-го Тверского мужского училища[33].

После объединения районных Обществ попечения в Союз, в его структуре было организовано «Справочное бюро по внешкольному воспитанию»[34], сыгравшее немалую роль в организации внешкольной работы в столице и в стране. В начале XX в., в обстановке неразвитости информационных связей подобные справочные бюро играли огромную роль по распространению педагогического опыта, по обмену опытом, повышению квалификации педагогов. Спрос на информацию, по свидетельству возглавлявшего справочное бюро В.Г. Марца, был исключительно велик[35]. При активной деятельности справочного бюро Союз Обществ попечения об учащихся детях успешно провел 13—28 июня 1915 г. курсы по внешкольному воспитанию и образованию при Московском городском народном университете им. А.Л. Шанявского. Справочник курсов, вышедший из печати в том же году, дает представление о структуре внешкольной работы тех лет — занятия ручным трудом, подвижные игры, пение[36], подчиненной идеям нравственного воспитания, рациональной организации досуга, доставления детям разумных развлечений.

В обстановке военного времени Московская городская дума в значительной степени взяла на себя субсидирование деятельности Союза Обществ и районных Обществ попечения об учащихся детях. Проведенный Союзом анализ направлений деятельности районных Обществ в первый военный год дал картину увеличения количества мероприятий (и расходов) по помощи детям запасных и лицам, пострадавшим от войны, и сокращения доходов от лекций, концертов и спектаклей, ибо «устраивать теперь концерты, лекции, литературно-музыкальные вечера и привлекать частные пожертвования в пользу чего-нибудь, не связанного непосредственно с войной, почти невозможно»[37]. Поэтому ассигнованные городской думой средства стали весьма важной финансовой статьей в работе Обществ попечения об учащихся детях.

Так, в соответствии с приговорами Московской городской думы по вопросам народного образования, за первую половину 1914 г. получено Сухаревским, Пресненским, Замоскворецким, Лефортовским районными Обществами пособие на 1914 г. по 300 руб. каждому «с условием своевременного представления отчетов финансовых и о деятельности Обществ»[38]. Во второй половине 1914 г. те же суммы были выделены Басманному, Крестовскому[39], Тверскому[40], Пресненскому, Рогожскому и Бутырскому[41] районным Обществам; также запросы Пресненского и Рогожского Обществ об аналогичных субсидиях и Бутырского о пособии на содержание библиотеки-читальни переданы на рассмотрение Комиссии о пользах и нуждах общественных[42]; ходатайство того же Пресненского Общества о субсидиях на устройство «очагов» для детей семей призванных на войну переданы «на рассмотрение Соединенного совещания Городской управы и Комиссии гласных по мероприятиям, вызванных войной 1914 г.» [43]

Для следующих военных лет характерно предварительное направление городской думой запросов на субсидии районным Обществам попечения на рассмотрение Комиссии о пользах и нуждах общественных[44] с удовлетворением их впоследствии[45]. Таковы: ходатайство Сокольнического Общества «о сложении с него арендной платы за участок городской земли на Сокольническом поле»[46]; ходатайство от Союза Обществ перед городской думой, прошедшее через соединенное совещание Управы и Комиссии о нуждах, вызванным военным временем, об ассигновании порядка 20 тыс. руб. на деятельность Союза в январе-апреле 1915 г. в рамках обычных мероприятий (очаги, столовые, катки, клубы, читальни, устройство детских праздников)[47]. Ходатайства Союза Обществ о финансовой поддержке (на сумму более 36 тыс. руб. на летнюю работу в 1915 г.[48]; на сумму более 68 тыс. руб. на работу в 1916 г.[49], на сумму около 3 тыс. руб. «на поддержание учреждений Союза в течение летних месяцев» 1916 г.[50], на сумму более 105 тыс. руб. на работу Союза в 1917 г.[51]) городская дума также направляла на рассмотрение Комиссии о пользах и нуждах общественных (на 1917 г. — и на рассмотрение Училищной комиссии[52], а на летную работу 1915 г. — на рассмотрение Военной комиссии) при условии предоставления плана «на будущее время», в котором должны быть полномасштабно учтены членские взносы и благотворительные пожертвования. Почти половина ассигнованных средств проходила через Военную комиссию[53].

Н.В. Чехов справедливо отмечал, что этой финансовой поддержкой работы Обществ городская дума «признала необходимым, чтобы та культурная работа, которая была начата ранее Обществами попечения об учащихся детях, не прерывалась во время войны»[54].

Средства для продолжения деятельности Обществ попечения об учащихся детях изыскивались разнообразными путями. 13 ноября 1915 г. был организован кружечный сбор с продажей цветка гвоздики, принесший немалые средства — около 26 тыс. рублей; также в ходе кампании были проинформированы широкие слои населения о направлениях деятельности Союза Обществ, о значении внешкольной работы с детьми. Информация прошла также через однодневную газету «Дети — наша надежда», изданную в десятках тысяч экземплярах в связи с этой акцией[55]. Отметим, что задача «широкой осведомленности населения» о работе Обществ была выдвинута Н.В. Чеховым как одна из актуальных[56].

Союз Обществ попечения в военные годы работал не только над объединением и координацией деятельности районных Обществ, но и проектировал создание аналогичных организаций в столичных пригородах («… из которых, например, Марьина Роща, по территории и населению могут соперничать со многими губернскими городами»)[57]. Среди важнейших его задач Н.В. Чехов подчеркивал развитие связей с другими обществами, имевшими своей целью заботу о детях, вплоть до вхождения их в Союз («общество патроната, общество борьбы с детской смертностью, общество физического развития детей, борьбы с улицей, попечения о беспризорных детях, попечительство для обучения ремеслам бедных детей, общество ремесленных земледельческих колоний, общество попечения о бедных и бесприютных детях, попечения о неимущих и нуждающихся в защите детях, общество попечения о детях народных учителей и учительниц, о воспитании и обучении слепых детей и т. п.»)[58]. Тесная связь была установлена между Союзом Обществ попечения об учащихся детях с Центральным бюро по оказанию помощи семьям запасных и лицам, пострадавшим от войны[59], с библиотекой им. А.С. Грибоедова, с обществом «Детский труд и отдых»[60]. Ценна инициатива группы гласных городской думы, предложивших всех детей в Москве рассматривать как лиц, пострадавших от войны и потому нуждающихся в особой заботе[61].

На 1915 г. был запланирован съезд московских деятелей в области общественного призрения и попечения о детях[62].

Усилиями работников Общество попечения об учащихся детях г. Москвы в юных москвичах воспитывалась не только «здоровая общественность», но и проводилось физическое, эстетическое, нравственное, правовое воспитание детей, решались задачи рациональной организации детского досуга, укрепления детско-родительских отношений, пропаганды здорового образ жизни. Общественный деятель, гласный городской думы С.В. Бахрушин, в будущем известный историк, в своих выступлениях характеризовал деятельность Союза Обществ попечения об учащихся детях г. Москвы как первую попытку организовать в Москве планомерное и в широком масштабе попечение о подрастающем поколении.

Организационные перестройки работы Обществ в годы войны имели гуманистическую, позитивную направленность, несли развитие, а не свертывание этой ценной инициативы. Тяготы военного времени сказались на работе Общества, но самоотверженный труд педагогов-энтузиастов был направлен на минимизацию их воздействия на детей.

Документов о прекращении деятельности Обществ попечения об учащихся детях г. Москвы нами не обнаружено. Можно предположить, что они были распущены в 1917—1918 гг. как буржуазные благотворительные организации. Но организационные формы работы и педагогические кадры сохранились как в 1918—1919 гг., так и в 1920-е гг.[63], что просматривается, в частности, по материалам педагогической периодики[64].



[1] Меньшикова Е.А. Районные общества попечения об учащихся детях Москвы. Из истории народного образования // Начальная школа.  1991.  №7.  С.68-73.

[2] Устав Общества попечения об учащихся детях Пречистенско-Хамовнического района г. Москвы. М., 1916. См. также: Тихий А. Отчет о деятельности районных обществ попечения об учащихся детях г. Москвы // Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1916. № 4. С.13.

[3] См.: Тихий А. Указ. соч. 1916. №5. С.25.

[4]Чехов Н.В. Очередные задачи Союза Обществ попечения об учащихся детях // Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1915. №12. С.1.

[5]Тихий А. Указ. соч. 1916. № 4. С.18. В материалах Совещания по внешкольному воспитанию и образованию при городской управе отмечалось, что «полуколонии, содержимые большей частью на средства Обществ попечения об учащихся детях, представляют собой дело новое, для нормального развития которого необходимо выработать подробный план и ассигновать определенные денежные средства» (Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1916. №3. С.40).

[6]Чехов Н.В. Указ. соч. – С.2; Тихий А. Указ. соч. 1916. №4. С.14.

[7]Отчет правления Общества попечения об учащихся детях Сокольнического района г. Москвы за 1914 год. Год второй. М., 1915. С.23.

[8]Отчет Общества попечения об учащихся детях Пречистенско-Хамовнического района г. Москвы за 1914 год. М., 1915. С.14.

[9]Отчет Союза Обществ попечения об учащихся детях г. Москвы с 1 мая 1914 г. по 1 января 1916 года. М., 1916. С.29.

[10]Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1916. №4. С.43.

[11]Отчет правления Общества попечения об учащихся детях Бутырского района г. Москвы за 1915 год. М., 1915. С.24.

[12] Беспризорные дети не были типично военным явлением, работа по их выявлению и устройству велась Московской городской управой еще с 1911 г. (см. Беспризорные дети в Москве // Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1914. №10—11. С.44—59).

[13] Отчет правления Общества попечения об учащихся детях Бутырского района г. Москвы за 1915 год. М., 1915. С.16.

[14] Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1916. №4. С.42.

[15] Там же. 1916. №3. С.41.

[16] Тихий А. Указ. соч. 1916. №5. С.22.

[17] Отчет правления Общества попечения об учащихся детях Сокольнического района г. Москвы за 1915 год. Год третий. М., 1916. С.21.

[18] Тихий А. Указ. соч. 1916. №5. С.22

[19] Там же. 1916. №5. С.22-23.

[20] Там же. 1916. №5. С.20.

[21] Там же. 1916. №4. С.14.

[22] Там же. 1916. №4. С.29.

[23] Там же. 1915. №5. С.21.

[24] Там же. 1916. №5. С.16.

[25] Там же. 1916. №5. С.19.

[26] Там же. 1916. №5. С.21.

[27] Чехов Н.В. Указ. соч. С.1.

[28] Тихий А. Указ. соч. 1916. №5. С.24.

[29] Чехов Н.В. Указ. соч. С.2.

[30] Тихий А. Указ. соч. 1916. №5. С.27.

[31] Чехов Н.В. Указ. соч. С.3.

[32] Отчет Союза Обществ попечения об учащихся детях г. Москвы с 1 мая 1914 г. по 1 января 1916 года. М., 1916. С.28.

[33] Вся Москва за 1916 год. М., 1916. С. 867; Вся Москва за 1917 год. М., 1917. С.871872.

[34] См.: Вся Москва за 1916 год. М., 1916. С. 867.

[35] Отчет Союза Обществ попечения об учащихся детях г .Москвы с 1 мая 1914 г. по 1 января 1916 года. М., 1916. С.10.

[36] Справочник курсов по внешкольному воспитанию и образованию при М.Г.Н. Университете имени А.Л. Шанявского по отделу «Общественное воспитание детей» / Сост. А.У. Зеленко, В.Г. Марц. М., 1915.

[37] Чехов Н.В. Указ. соч. С.2; Тихий А. Указ. соч. 1916. №5. С.25.

[38] Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1914. №3. С.5152; №4. С.55.

[39] Там же. 1914. №7-8. С.63.

[40] Там же. 1914. №9. С.43.

[41] Там же. 1914. №12. С.62,63.

[42] Там же. 1914. №12. С.49, 53.

[43] Там же. 1914. №12. С.62.

[44] Перенаправление запросов районных Обществ – Замоскворецкого (Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1915. №56. С.64), Сокольнического (Там же. 1915. №7-8. С.44), Крестовского (Там же. 1916. №1-2. С.77), Тверского (Там же. 1916. №3. С.65), Бутырского (Там же. 1916. №.3 С.67).

[45] Получение субсидии в 300 руб. районными Обществами – Лефортовским (Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1915. №3. С.47), Миусским (Там же. 1915. №56. С.71), Замоскворецким и Пречистенско-Хамовническим (Там же. 1915. №56. С.74), Сокольническим (Там же. 1915. №10-11. С.79), Басманным (Там же. 1916. №3. С.61), Крестовским (Там же. 1916. №4. С.59), Бутырским (Там же. 1916. №78. С.71),

[46] Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1916. №12. С.53.

[47] Чехов Н.В. Указ. соч. С.2.

[48] Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1915. №56. С.7374. Тихий А. Указ. соч. 1916. №5. С.27. Возможно, эти солидные суммы были выделены в связи с осознанием городской думой «настоятельной необходимости принятия особых мер заботы о подрастающем поколении в течение наступающего лета», зафиксированной в материалах чрезвычайного собрания 29 мая 1915 г. (Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1915. №5-6. С.69).

[49] Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1915. №78. С.44; 1915. №12. С.62

[50] Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1916. №7-8. С.73.

[51] Там же. 1916. №10. С.44.

[52] Эта субсидия, причем в уменьшенном до 75 тыс. руб. размере, была последней, полученной Союзом Обществ от городской думы (Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1917. №1. С.49).

[53] Тихий А. Указ. соч. 1916. №5. С.25,

[54] Чехов Н.В. Указ. соч. С.2.

[55] Тихий А. Указ. соч. 1916. №56. С.27. Сборщикам этого однодневного сбора был разрешен бесплатный проезд в трамваях (Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование. 1915. №1011. С.70) и по железным дорогам (Там же. 1915. №1011. С.79).

[56] Чехов Н.В. Указ. соч. С.34.

[57] Там же. С.1, 3.

[58] Там же. С.3. Н.В. Чехов перечислил, возможно, общества, не развернувшие свою деятельность широко или просуществовавшие недолго, поскольку нам не удалось найти и следов существования некоторых из них.

[59] Вся Москва, 1916. М., 1916. С.1090; Вся Москва, 1917. М., 1917. С.1011.

[60] Известия Московской городской Думы. Отдел «Народное образование». 1915. №9. С.39.

[61] Там же. 1914. №1011. С.2324; 1916. №3. С.3.

[62] Там же. 1914. №78. С.68.

[63] См. : Ефимова Е.А. Формы организации детей для игры в отечественной педагогической практике начала XX века: преемственность и новации // Образование как фактор развития интеллектуально-нравственного потенциала личности и современного общества: материалы междунар науч.конференции., 23-24 ноября 2012 г. - Спб.: ЛГУ им А.С.Пушкина, 2012. - С.133-138.

[64] Родин А.Ф., Марц В.Г. Клубы для детей и подростков. М.: Изд-во журнала «Народный учитель», 1919; Народное образование. 1918. №20. С.7.



В этом разделе

На нашем сайте

Публикуется информация о библиотечном деле

Система Orphus